Одиночеством не обижен, а взращен...

Автор: Phobos от 15-10-2011, 14:53, посмотрело: 628

0
* * *

Одиночеством не обижен, а взращен
Страхом не обижен, но шрамом наделён.
Глубокой ненавистью наполнен —
Миром серым не доволен.
Держу себя в неволе —
Закаляю характер, раскалёнными кнутами
Мысли в пепел сгорают,
Ступни ног на углях тают... и я таю
....снегом

Угрызениями совести не страдаю
От чего страдаю — я не умираю.
Сила в неведении... не знаю.
Сила в смерти... постигаю.
Раны затягиваются,
Электрические цепи смыкаются —
Поражают, порождают, наделяют бессмертием
Не имя, не аватар...

Гнилую беспечность от тебя прячу
Надеждой не живу, ей печь топлю.
Что любил или люблю —
Этим словом не помечаю... ярлыки

Грозами нежными, глазами печальными
Словами острыми, мыслями бессвязными
Порождаю туман, туман отчаяния
Туман молчания.

Все песни не спетые, я похоронил
Я ничего не родил и не породил
Только изжил из сердца...
Метаморфозой переливаясь
Тенью ли, листом ли или пером
Слетаю с уст я
...справа пуст.


январь, 2011г.
Phobos

Категория: Работы участников » Поэзия

 

Деструкция с изнаночной стороны

Автор: Phobos от 15-10-2011, 14:39, посмотрело: 521

0
Деструкция с изнаночной стороны.


Что со мной не так, дон Хуан? - спросил я. - Ты индульгируешь, -
бросил он. - Ты считаешь, что индульгировать в сомнениях и размышлениях, это
признак чувствительного человека. Что ж, истина состоит в том, что ты дальше
всего находишься от того, чтобы быть чувствительным. Поэтому, зачем же
притворяться? Я говорил тебе, что воин принимает в смирении то, что он есть.

Карлос Кастанеда, «Кастанеда»



У меня так мало фотографий, что порой мне кажется, что у меня нет прошлого, и что меня не существует вовсе. И всё потому, что я считаю себя не фотогеничным и эта мысль основана не на пустом месте, по крайней мере мне так кажется. Мой фотоальбом заполнен лишь на половину, а это около 2х десятков фотографий, не так уж много за 20ть лет. Но самое смешное в этом, то, что моя память похожа на всю эту ситуацию. Я не помню практически ни чего из своего прошлого. Моя память старательно всё уничтожает или я бессознательно это делаю. Но тут нет какого-то плана или избирательности. Я лишь помню отрывки, как с явно негативным содержанием, так и совершенно рядовые, ни чем примечательные воспоминания. Но это ни сколько меня не беспокоит, т.к. никоим образом не влияет на мои знания.

Насколько больше я стану материален, значит и реален для себя, с каждой моей новой фотографией? Однажды это накатило на меня, как волна, но лишь на мгновенье.

Я давно ни чего не писал, бунтарь и исследователь во мне умер, остался лишь его фантом, маска, она как прозрачный слой или лёгкий налёт на моей личности, но не больше. Они не принимают ни какого участия — они жертвы. Я очерствел, отупел, стал прост, как то, против чего я боролся. Но я надеюсь, что я, как почва всё ещё плодороден. Необходимы лишь семена и тогда всё зацветёт как раньше и даже больше.
И вот я снова индульгирую, но я могу это прекратить и всё же один я не справлюсь, мне нужен толчок, мне нужен учитель. Но мне не нужен учитель, который бы строил на мне меня нового или разрушал меня. Мне не нужна новая вера.

Почему я был брошен, я ни когда не утруждал себя размышлениями на эту тему. А сейчас я не в состоянии трезво осмыслить это, да и тогда, я бы вряд ли ответил на этот вопрос. Мой разум был подобен бурлящему вулкану, что слишком озабочен самим собой и не способен понять сущность другого, не менее загадочного существа. Но вечно это не могло длиться и, в конечном счёте, кода я стал затухать, а моя суета относительно меня уже была мне самому не интересна, я и не заметил момента, а может просто его игнорировал, это время, когда он посылал мне всяческие знаки.
Как это не грязно прозвучит, но часть вины я вижу и в учителе. Он проявил малодушие, что позволило мне усомниться в его статусе и начать примерять и применять его уроки на нём самом же. Всё это вело к диссонансу, а время лишь усилило его колебания.

Я не тот человек кто склонен во всём винить кого-нибудь, но и не тот, кто винит во всём себя или питает себя всевозможными наказаниями. Я индульгирую, я пропускаю всё сквозь себя, я в курсе дела, но не причастен к нему, потому что не делаю ни чего. Стоит ли мне извиниться и за что, уместно ли это делать, есть ли иное решение…?

У меня есть ответы, но не хватает духу их озвучить.

январь, 2011г.
Phobos


*Индульгировать — это значит потакать своей слабости.

Категория: Работы участников » Проза

 
Назад Вперед