42

Автор: Phobos от 5-01-2015, 23:26, посмотрело: 340

0
-Антоша, Антоша! Наш дедушка умер!; -влажный голос из неоткуда. Рука трясла меня, пытаясь разбудить.
-Ну, а я тут при чём?
-... Нужно помочь его вынести.; -нерешительно, с паузой, уняв на мгновение звуки и обнажив тишину, дав мне времени достаточно, чтобы осознать сказанное и ... Я глубоко спал и несся прочь, в бездну, в колыбель своего подсознания. В эту ночь мне ничего не снилось.

Рациональность мешалась с горечью, пряталась.

Пустота. Пустоту начинаешь ощущать лишь со временем. Есть опыт. Но как и тогда, я не пускал её на порог своего сердца. Я был готов к её визиту. Голод. Ты испытываешь голод по сильным чувствам - это слабость. Ты этого не хочешь, ты сильнее их.

В последний месяц я часто приходил к нему и подолгу разглядывал его лицо, не заметно, стараясь не спугнуть редкого и печально красивого дикого зверя. Я плохо его знал. Недостаточно. Уже не наверстать. Хотя бы сохранить образ в своей тлеющей памяти, испещренной древними письменами на никому неизвестном и, даже мне, диалекте.

Глина мешалась с грязью и оскорбляла алый бархат, туда я не ходил. Там только отчаяние и таинства оскорбляющих обрядов.

У него была хорошая память и он был очень приветлив со мной, любил, хоть и не был обязан.

Он был отключен, просто сидел и то и дело, ворчал что-то невнятное. Я его побрил, а после ему сменили обмоченное постельное бельё. Два человека переодели ему подгузники. То вредничая, то проявляя агрессию, он смотрел в геометрический пол. Ни чего при этом не говоря. Я его не понимал, а мои бахилы липли к полу. Он был невероятно бледен, худ, а его лодыжки, опухшие, не влезали в обувь. Я позволял себе прикасаться к нему лишь в воображении, но и там, он рассыпался в прах, как сгоревший лист бумаги. Я заставлял себя приходить к нему.

Его выписали днём, с пометкой 4-ая стадия рака. Этой же ночью, он умер.

Быстро привыкаешь, наверно даже слишком. Даже как-то неловко. Вспоминаешь редко, упоминаешь в настоящем времени. Теперь она одна, но не представляешь их по одиночке. Разбирая вещи, думаешь что узнаешь что-то новое, но на самом деле это домыслы, а ты слепец был, да и останешься, пока уже по твоим вещам не начнут бросать кости в магическом круге смерти. Ты думаешь что ничего о нем не знаешь, хотя на самом деле просто его не слушал, а он говорил, раскрывался, но ты заменил на суррогат своего воображения.

Я спираль. Я сигаретный дым. Я спокойствие. Отщипните от меня кусочек. Как бы я не старался, ничего не помню. Память слишком аморфна и не материальна как тело. Мне не достаточно просто электрических сигналов. Тепло и дряхлая кожа, как резина.

Думаю, его держали на таблетках. Слишком быстро, отстранено и не типично. Разум угас в одно мгновение. Не лечили. Даже и не пытались. Скован ватными объятиями, один, в пустоте, без сил.

Ещё день, хотя бы один. Боролся. А во круг жалели себя и желали скорой смерти, борясь со стыдом. А потом удивления, носовые платки, незнакомые люди, похлопывания по плечу. Вороний пир в местной забегаловке, имя в суе, не солёный салат. Я пришёл просто от голода. Но меня не поняли, я был заочно причащен.

Его номер мобильного до сих пор записан в моём телефоне. Но я не жду звонка, просто не хочу забывать.

Мне приснился сон. Он был ребёнком. Один, в огромной тёмной комнате. Он сидел на полу обняв свои колени и плакал, я спросил у него, что случилось. Ему было страшно. И я нас обнял.

Категория: Работы участников » Проза

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите два слова, показанных на изображении: *